Современные левые и современные правые. Политическая пластичность.

Деление на левых и правых в современном мире хоть и претерпевает изменения, но его нельзя считать искусственным. Это деление будет оставаться, ведь в этом состоит суть политики – в противостоянии политических и идеологических альтернатив. Левые и правые взгляды по гуманитарным вопросам и вопросам экономики всё ещё очень разнятся. Это зачастую противоположные вещи. Поэтому совершенно некорректно считать, что такое деление является искусственным.

Европейские правые разные.

Первые («Австрийская партия свободы», «Партия свободы» Герта Вилдерса) – это, в первую очередь, либерально-демократические силы с выраженной антимиграционной повесткой и антиэлитистскими лозунгами в пользу преобладания национального суверенитета над общеевропейским.

Вторые («Национальное объединение» Марин Ле Пен, «Лига Севера» Маттео Сальвини, «Альтернатива для Германии») – это национал-демократические силы с более консервативной повесткой по гуманитарным вопросам и с более выраженным запросом на национальное государство, чем у первых. Экономически эти силы придерживаются правых позиций, поддерживая малый и средний бизнес.

Третьи («Право и Справедливость» Ярослава Качиньского, «Фидес» Виктора Орбана, «Шведские демократы», «Истинные финны») – это национал-консервативные силы с выраженной национальной и религиозной идентичностью, проявляющие гибкость в вопросах экономики: ряд их лозунгов можно считать левыми, а ряд – правыми. Это социальные консервативные силы с лозунгами экономического национализма и выраженным антикоммунистическим бэкграундом, характерным для стран Восточной Европы. Для скандинавских партий характерной чертой является социальный консерватизм и сдержанный евроскептицизм.

Четвертые («Йоббик» Габора Воны, «Сербская радикальная партия», испанская партия «Вокс») – национал-консервативные силы с ультраподходами по гуманитарным вопросам, с выраженной христианской и традиционалистской идентичностью. Это и протест против абортов и однополых браков, и антиисламизм, а также критика открытых границ и европейского мультикультурализма вообще.

Пятые (НДПГ, «Золотая Заря») – ультранационалистические силы с перегибами по гуманитарным вопросам, активно эксплуатирующие фашистскую и национал-социалистическую эстетику. Многие их подходы по вопросам экономики можно считать левыми.

Даже эта поверхностная классификация будет весьма условной, так как политические силы в определенные моменты переходят из одной группы в другую. Например, Марин Ле Пен за последние 10 лет либерализовала программу партии для расширения своей электоральной базы. Другие, наоборот, в определенные моменты (например, перед выборами) радикализируют свою повестку по определенным темами. Например, «Австрийская партия свободы» активно эксплуатирует антиисламскую тему. «Лига Севера» после своего выхода на общеитальянскую политическую сцену убрала на второй план свои сепаратистские лозунги.

Хотя большинство правых европейских партий можно считать евроскептическими, но и эта тема не является основной их характеристикой. Например, в Сербии «Сербская радикальная партия» и «Сербская прогрессивная партия» весьма схожи по идеологии, так как обе исповедуют сербский национализм. Но если первые выступают против вступления Сербии в ЕС, то вторые – за. В богатых скандинавских странах, которым выгодно членство в ЕС, среди сильных правых партий отсутствуют радикальные евроскептические лозунги.

Российскому зрителю может показаться, что многие из европейских правых проявляют симпатии к России и её президенту Владимиру Путину. Эту закономерность можно проследить, но стоит подходить к каждому случаю отдельно. Во-первых, своей пророссийскостью евроскептики доказывают свои антиэлитистские и даже антиевропейские настроения. Во-вторых, эти симпатии пропадают, если речь идет о странах, где исторически сложилось отношение к России. Например, польская партия «Право и Справедливость», исповедуя умеренный евроскептицизм, исторически настроена крайне антироссийски.

Разницу между европейскими правыми также можно наблюдать по тому, что они не формируют единую фракцию в Европарламенте.

Фракция «Европа наций и свобод» включает в себя «Австрийскую партию свободы», «Фламандский Интерес», «Лигу Севера», «Партию свободы», «Национальное объединение» и «Вокс»

Во фракции «Европейские консерваторы и реформисты», например, состоят «Право и Справедливость», «Истинные финны» и «Шведские демократы».

Партия «Фидес» вообще состоит в престижной и сильной, но совершенно не антиэлитистской «Европейской народной партии», куда входят многие правящие центристские силы европейских стран. В эту же фракцию входит и «Австрийская народная партия» Себастьяна Курца.

Если взять европейских левых, то мы тоже начнем их делить на социал-демократов, старых левых и новых левых, а также зелёных.

Деление на правых и левых есть, эта классификация не искусственная. Конечно, мы в данном случае говорим о европейском политическом поле, которое складывалось на протяжении всех послевоенных лет в Западной Европе и после развала Восточного социалистического блока в Восточной Европе.

Что касается России, то наша политическая палитра и партийная система находятся до сих пор в стадии формирования. Более свободная и открытая партийная система позволили бы быстрее стратифицировать идеологические предпочтения российских политических активистов. Нам ещё предстоит пройти этот путь.

При этом формировании у нас большое влияние будут иметь исторические темы и геостратегические взгляды. Например, для российских политических сил всегда будет важной темой отношение к Западу. Это отношение и к США, и к Евросоюзу, и к западному стилю жизни вообще. Вполне реально предположить, что в России среди правых будут те силы, которые будут являться западниками, а другие национал-консервативные силы будут стоять на вполне традиционалистских и антизападных позициях. Аналогичное деление можно будет проследить и среди левых. Одни силы, старые левые, будут настроены к Западу негативно, а новые левые – весьма позитивно.

Европейская политическая жизнь наиболее близка к российским реалиям. Черпать примеры будущих российских правых политических сил можно среди нынешних европейских политических организаций, среди которых существуют как крайне децентрализованные силы (партия «Вокс» и «Альтернатива для Германии», созданные сравнительно недавно), так и партии с выраженными лидерами («Национальное объединение» Марин Ле Пен, «Партия свободы» Герта Вилдерса). Левые партии в России также будут брать примеры с современных европейских политических структур.

Евгений Валяев

Источник

Нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

 

Введите данные:

или    

Forgot your details?

Create Account

Перейти к верхней панели